Крещение Руси

Описание: Разговоры обо всем

Яробор M
Совет Старейшин
Аватара
Яробор M
Совет Старейшин
Репутация: 3554
Сообщения: 14255
С нами: 5 лет 1 месяц
Откуда: Казахстан, Алматы
Сайт Facebook Skype ВКонтакте

#21 Яробор » 4 апреля 2015, 9:09

Христианство, оно такое...
Спойлер
"В 1738 году в Подолии распространилась моровая язва. Желая предохранить свое село от заразы, жители села Гуменнец предприняли ночью крестный ход по своим полям. Между тем в соседнем селе Пржевратьи, у дворянина Михаила Матковского пропали лошади. Матковскй ночью же отправился на поиски и наткнулся на крестный ход. Жители Гуменец вообразили, что неизвестный им человек, ходящий ночью по полям с уздечкою, есть ни что иное, как олицетворение моровой язвы; подозревая, что он упырь, парубки бросились на Матковского, жестоко его избили, порвали на нем одежду и полумертвого оставили на земле. Едва возвратился Матковский домой, как из Гуменец прибежал посланный узнать, жив ли он. Узнав, что он вернулся и жив, жители Гуманнец целою толпою, вооруженные ружьями, пиками, косами, цепами, пришли ночью в село Пржевратье и окружили дом Матковского. Разбив двери, они схватили Матковского и увели в Гуменец. Здесь у дома дворянина Кочковского собрались все жители села. Предварительно арестованному дали 50 ударов, допытываясь связи его с моровою язвою. Несмотря на уверение в невинности, большинством голосов ранили его сжечь; несколько лиц заявили впрочем сомнение в юридической правильности приговора. Некто дворянин Выпршинский протестовал, что дворянина нельзя жечь без приговора Городского суда. Тогда большинство потребовало от него, чтобы он дал запись о том, что он принимает на себя ответственность за все бедствия, могущие возникнуть вследствие оставления в живых Матковского. От этого Выпрышинский уклонился, отговариваясь сначала отсутствием чернила, и наконец сказал: «Некогда мне писать — жгите»! Впрочем громада пришла в раздумье, боясь судебной ответственности. Но тут нашлись лица, выведшие ее из сомнения. Дворянин Скупьский прискакал верхом на сборный пункт и крикнул: жгите скорее, я готов уплатить сто золотых, если за это будет штраф. Затем явился священник и, исповедав Матковского, объявил: «мое дело заботиться о душе, а о теле — ваше; жгите скорее». В толпе раздавался крик: «нужно жечь!» — и Матковского передали в руки экспертов. Один из них дворянин Лобуцкий вырезал пояс из сыромятной кожи, окружил им голову жертвы, заложив в уши под повязку камушки и затем сложив в узел пояса палку, стал его сильно стягивать. Другой Войтех Дикий замазывал свежим навозом рот Матковского, а дьяк Андрей Софопчук, намочив большую тряпку в деготь, обвязал глаза Матковского. После этого устроили костер из сорока возов дров и двадцати возов соломы, втащили на него Матковского и сожгли. После этого послали в дом Матковского за его одеждою и ее также бросили в огонь."
Спойлер
"В июне 1758 года управляющий имением графа Тышкевича пишет к последнему: «Ясновельможный пане! С возвращающимися Клепацкими крестьянами доношу, что с вашею позволения сжег я шесть чаровниц; — три сознались, а остальные не сознались, потому что две престарелые, третья тоже лет пятидесяти, да к тому же одиннадцать дней они все просидели у меня под чаном, так, верно, и других заколдовали. Вот и теперь господская рожь в двух местах заломана. Я сбираю теперь с десяти костелов воду и буду на ней варить кисель: говорят, непременно все колдуньи прибегут просить киселя; тогда еще мне работы. Вот и г. Епернети, по нашему примеру, сжег женщину и мужчину, войта четырех полков. Этот несчастный ни в чем не сознается, за то женщина созналась во всем и с великим отчаянием пошла на тот свет»"( Канторович Я.А. Средневековые процессы о ведьмах. СПб., 1896)
Спойлер
"Наконец сожигание чаровниц долее всего продолжалось в Польше: в окрестности Познани, по приговору магистратского суда, сожжена была женщина, заподозренная в колдовстве, в 1793 году. Около того же времени, в окрестности Кракова, по приговору помещичьяго суда, сожжено было 14 женщин, заподозренных помещиком в причинении болезни его жене посредством чародейства."(Антонович В.Б. Колдовство: Документы, процессы, исследования. Пб., 1877)
Хоть совсем не молись, но не жертвуй без меры, на дар ждут ответа.
Жрец-верховода АРО "Серебряный серп"

Радимир M
Радимир M
Репутация: 14
Сообщения: 63
С нами: 4 года 2 месяца
Откуда: Екатеринбург

#22 Радимир » 4 апреля 2015, 12:53

Если твоя религия оправдывает насилие, убийства и ложь, по отношению к тем, кто не согласен с ее идеологией, то твоя религия зло.

Христиане так и не вынесли никакого вердикта в отношении тех, кто во имя их Бога творил насилие и убийства. Христиане почему-то наивно полагают, что это или выдумки или люди творившие это не были христианами или не так поняли христианство. То есть они идеализируют свою религию, отметая от нее все плохое. Но почему-то в своем сознании они нам язычникам отказывают в таком же праве быть разборчивыми. А ведь наши Боги это наши идеалы, к которым мы стремимся, и мы тоже не считаем язычниками всяких дибилов и дегенаратов, которые творят идиотские или античеловеческие поступки.
Хочешь изменить мир - начни с себя!

Яробор M
Совет Старейшин
Аватара
Яробор M
Совет Старейшин
Репутация: 3554
Сообщения: 14255
С нами: 5 лет 1 месяц
Откуда: Казахстан, Алматы
Сайт Facebook Skype ВКонтакте

#23 Яробор » 19 июля 2015, 16:32

Продолжаем тему.
Инквизиция на Руси.

Имеем мы обычаи свои, завет отцов и преданья вечные, и вещий сон в тени этих лесов, и шёпот трав весенних в лугах и на полянах, и шелест наших злаков в бороздах руками русских возделанных, и гип коней, и топот стад, и грай воздушных птиц – всё наше здесь.
(к/ф "Русь изначальная")

Нам очень хорошо известно о средневековой католической инквизиции – когда по всей Европе ловили ведьм, зверски их пытали, сжигали на кострах; были особые приметы как узнать ведьм и колдунов, особые «способы изгнания бесов» и прочее. Нынче даже музеи есть (весьма кстати популярные) с орудиями средневековых пыток. Пожалуй, об этом мы все знаем со школьных лет. Но вот незадача: о том, что на Руси была правоверная инквизиция – об этом умалчивается всегда и везде. Ведь «добровольно» русы приняли веру Христову; крестили Русь – и все дела. Зачем рассказывать о том, как тяжело приживалось христианство на руской почве, как традиции предков вырубались на корню. Однако историю не утаишь, все летописи и описания современников и очевидцев не сожжёшь.

Да, правоверная церковь не располагала таким замечательным пыточным аппаратом как католическая, однако это не мешало ей применять инквизиционные расправы в борьбе с ересями: допросы, пытки, костры. Тут сразу же вспоминается одна из главных заповедей христианства: не убий. Да и Христос завещал: «Не судите, да не судимы будете, ибо каким судом судите, таким будете судимы; и какою мерою мерите, такою и вам будут мерить» (Евангелие от Матфея, 7:1). Что же, не знали средневековые попы этого? Сильно сомневаюсь. Но это служит лишним подтверждением лишь тому, что есть законы для стада, а есть для пастырей.

Что ж, ближе к делу. В своей деятельности церковь в основном опиралась на патриарший суд и на церковные соборы. В древнейшем юридическом памятнике — «Уставе князя Владимира о церковных судах» ведовство, чародейство и волхвование отнесено к числу дел, которые разбирала и судила правоверная церковь. Начало инквизиции на Руси относят примерно к XI веку. Церковь приговаривала колдунов и ведьм к тяжким наказаниям и смерти.

В летописях сказано, что в 1024 г. в суздальской земле были схвачены волхвы и «лихие бабы» и преданы смерти через сожжение. Их обвинили в том, что они — виновники постигшего суздальскую землю неурожая. В 1071 г. в Новгороде казнили волхвов за публичное порицание христианской веры. Так же поступили и ростовцы в 1091 г. В Новгороде после допросов и пыток сожгли в 1227 г. четырех «волшебников».

Новгородского архиерея Луку Жидяту летописец называет «звероядивым». От жестокости этого епископа, от «заточения и грабления» пострадало много людей. «Сей мучитель, — говорит летописец, — резал головы и бороды, выжигал глаза, урезал язык, иных распинал и подвергал мучениям». Как свидетельствуют летописи, по приговорам церковных соборов заточали в тюрьму, жгли. К примеру, в 1123 г. по приговору Киевского церковного собора заточили в тюрьму как «злого еретика» какого-то Дмитрия. В 1157 г. тот же церковный собор осудил другого еретика, Мартина. Учение Мартина, направленное против господствующей церкви, привлекло на его сторону, как рассказывает об этом летопись, много простого народа и вызвало широкое общественное движение против правоверной церкви. По приговору собора Мартин был сожжен.

Владимирский епископ Серапион, живший в XIII веке писал: «И когда вы хотите очистить город от беззаконных людей — я радуюсь этому. Очищайте по примеру пророка и царя Давида в Иерусалиме, который искоренял всех людей, творящих беззакония, — иных убийством, иных заточением, а иных заключением в тюрьму». По примеру своих католических соратников правоверная инквизиция разработала в XIII в. и методы распознавания ведьм и чародеев огнем, холодной водой, путем взвешивания, протыкания бородавок и т. п. В основном жертвами инквизиторов были женщины: в «Повести временных лет» под летом 6579 сказано:"Больше же всего через жён бесовские волхования бывают, ибо искони бес жену прельстил, она же мужчину, потому и в наши дни много волхвуют женщины чародейством, и отравою, и иными бесовскими кознями".

Во второй половине XIV века последовали казни так называемых стрегольников - они выступали против епископов, их поборов и стяжательства; отрицали некоторые догматы и обряды, связанные со смертью человека, необходимость исповеди и причастия, говорили, что их молитвы неугодны богу и что напрасно жертвовать им земли «на помин души».

В 1490 году в ответ на новгородско-московское антифеодальное движенье был созван церковный собор, который в борьбе с ересями стал руководствоваться Кормчей книгой, являвшейся переводом византийского Номоканона (свод правил византийских императоров, касающихся церкви и церковных дел). В главах 31-33 «градского» закона, вошедшего в состав Кормчей, были положения, которым в течение многих столетий следовали духовные власти: «Аще жидовин, христианина раба имый, и обрежет его, да отсекут ему голову; аще жидовин или агарянин дерзнет развратити от христианской веры христианина, главней повинен казни, иже сподобився святого крещения и еретичествует и еллинствует, конечной муце повинен есть».

Суровым и непримиримым гонителем еретиков был Иосиф Волоцкий, игумен Волоколамского монастыря, который повинен в десятках смертей, был объявлен в 1591 году общерусским святым.

Московский митрополит Даниил, который стал во главе церкви после Иосифа, руководствовался в своих действиях словами Иоанна Златоуста, оправдывавшего казнь «по воле божьего человеколюбия», епископа Емесского Евсевия, учившего, что «убийство бога ради несть убийство», блаженного Федорита, говорившего, что и Моисей велел убивать лжепророков.

В борьбе с ересями пострадал и Максим Грек – он был осуждён церковным собором и сослан в Тверской Отрочь монастырь, где был заточен в каменный мешок.

Вообще, церковь воспитывала людей в непримиримой вражде и страхе к медицине: дескать все болезни посылаются богом за грехи, а знахари, лечившие народными средствами и травами объявлялись посланниками Сатаны. В основном ведьм и колдунов сажали в специально сооруженный сруб, обкладывали соломой и жгли; чуть позже им стали рубить головы, пытать.

Так, после подавления крестьянского восстания 1667-1671 гг. под предводительством Степана Разина по розыску новгородского митрополита Филарета была схвачена в городе Темникове активная участница восстания крестьянка Выездной слободы Арзамаса старица Алена. Митрополичий духовный приказ обвинил Алену в колдовстве и подверг пыткам. После окончания церковного суда Алену выдали усмирителю крестьянского восстания князю Ю. А. Долгорукому. По приказу царского палача Алена была сожжена в срубе как колдунья и чародейка. В 1672 г. в Астрахани при большом стечении народа сожгли Корнилу Семенова, у которого были найдены какие-то заговоры. Вскоре после этого в 1674 г. в Тотьме обвинили в «порче» женку Федосью; ее, конечно, сожгли. В 1676 г. в Сокольском сожгли в срубе пушкаря Панко Ломоносова и его женку Аноску вместе с кореньями и травами, которые те применяли для лечения.

Факты можно приводить очень долго, поэтому тех, кому интересно, отсылаю к книге Е. Грекулова «Правоверная инквизиция в России», 1964 г., по мотивам которой и было написано вышеизложенное. В ней же приведён список источников (для сомневающихся в правдивости вышесказанного): начиная с летописей и заканчивая книгами известных историков.

Таковы были деяния церкви. Сам собой напрашивается вопрос: если правоверная вера такая уж правильная, единственный путь к спасению, то что ж её таким кровавым путём насаждали? Почему церковь всё время укрепляла своё влияние насилием и кровью? Или наши предки были такими глупыми и тёмными, что не разглядели «истинного спасения»? Есть замечательная цитата из фильма «Русь изначальная» из разговора между христианским проповедником и русом:

Значит ты говоришь, коли я приму твою веру – меня возьмут в рай?

- Да, крестись и ты будешь спасен.
- А предки наши - матери, отцы, деды, что не знали веры твоей – они где, в раю?
- Нет, они в аду, горят вечным пламенем. Спешите же обратиться к истинной вере - никто не ведает своего часа. Сам бог говорит с вами через моё посредство. Спешите - иначе ад, огонь, и гибель всего вашего семени.
-Ты думай, чему учишь. Родичи мои честно жили, в чём же их вина?
- Я говорю о господнем гневе, любовной заботе о ваших душах, ты меня не понял.

Да, вот так мы всё всегда неправильно понимаем; католическая и правоверная церковь отрицает инквизицию – мол не было, не мы, мы тут не при чём. Ни один поп прямо не признается в инквизиции.

Однажды я услышала потрясающую фразу в ответ то, почему же правоверная вера такая правильная (естественно, от верующего христианина): «Потому что за неё много людей полегло. За неё люди умирали». Хм, добрый же однако правоверный бог, дающий заветы, которые пастыри могут не выполнять, убивающий своих рабов, созданных по образу и подобию своему, восхваляющий смерть («И устроил Ной жертвенник господу; и взял из всякого скота чистого и из всех птиц чистых и принёс во всесожжение на жертвеннике. И обонял господь приятное благоухание». Бытие 8:20).

Доброе, естественное и хорошее не насаждается насильно и кровью. Жить ради жизни или жить ради смерти – пусть каждый решает сам.
Хоть совсем не молись, но не жертвуй без меры, на дар ждут ответа.
Жрец-верховода АРО "Серебряный серп"

Яробор M
Совет Старейшин
Аватара
Яробор M
Совет Старейшин
Репутация: 3554
Сообщения: 14255
С нами: 5 лет 1 месяц
Откуда: Казахстан, Алматы
Сайт Facebook Skype ВКонтакте

#24 Яробор » 28 июля 2015, 11:41

28.07.988 г. Помним! Скорбим!
Хоть совсем не молись, но не жертвуй без меры, на дар ждут ответа.
Жрец-верховода АРО "Серебряный серп"

Белояра F
Аватара
Белояра F
Репутация: 140
Сообщения: 1737
С нами: 4 года 1 месяц
Откуда: Пятигорск

#25 Белояра » 28 июля 2015, 11:43

Помним! Скорбим!
Чтобы ты не делал за спиной у людей — ты делаешь это на глазах у Богов.

Яробор M
Совет Старейшин
Аватара
Яробор M
Совет Старейшин
Репутация: 3554
Сообщения: 14255
С нами: 5 лет 1 месяц
Откуда: Казахстан, Алматы
Сайт Facebook Skype ВКонтакте

#26 Яробор » 28 июля 2015, 22:35

Сегодняшняя дата ознаменована тем, что являет собой день крещения Руси. Для нас это скорбный день, потому как христианство для нас всегда было чуждым. Наши умы никогда не принамали и не примут его философии, наши души никогда не окажутся под его властью, наши сердца никогда не будут биться в такт церковным песнопениям. Посещая ненароком церкви и монастыри, мы не находим там ничего, кроме пустоты, скуки и раболепия.

И сколько бы нам не твердили о том, что не принимая христианства, мы плюём на память предков, с этим невозможно согласиться. Вопрос родства и крови отнюдь не связан с религиозными воззрениями. Тем паче, у всех в роду были двоеверцы, атеисты, люди, не сильно разбирающиеся в самом христианстве и обычные православные. Для всех них гораздо важнее, насколько мы достойно проходим свой жизненный путь. Как мы ведём себя, что несём миру и к чему стремимся. Чуждый культ иноземного бога, привнесённый извне, никогда не заменит наших богов, сколько бы их не пытались разные деятели очернять, демонизировать и поливать грязью. Пусть лучше посмотрят на себя и свои поступки. Пусть лучше оценят себя, действительно ли целиком и полностью следуют учению и заповедям своего бога. Как показывает практика, в большинстве случаев - нет. И поэтому, что бы они не делали, куда бы не стремились, они так и остаются грешниками и божьими рабами при любом раскладе. Тем более не стоит забывать, что у них есть извечный враг, которого они же и породили - Сатана вместе со всей своей армией дьяволов, он им тоже проблем добавляет, судя по всему. А всё это из-за того, что некогда предки евреев просто провели религиозную реформу, свергли и демноизировали всех своих богов, кроме Яхве, пришли к монотеизму и далее решили научить этому остальной цивилизованный мир. Может, их порывы были чисты и благородны, но очень мало кто воспользовался этим в благих целях. Поэтому в большинстве случаев крещение происходило огнём и мечом, а все недовольные и несогласные уничтожались. Ни один язычник за всю историю до такого не опускался, ибо спокойно и с пониманием относился к религиозным воззрениям других людей.

Наши боги - это великие родители, кои сотворили этот мир, дали нам возможность в него прийти, взять при жизни ответственность за себя и тех, кто рядом, бок о бок с ними пройти жизненный путь, развиваясь и совершенствуясь, оставить после себя потомство, а затем спокйно и с достоинством уйти в мир предков и родичей, после чего наши души переродятся и мы снова придём в этот мир, будем творить и созидать во благо себе, своим родичам, близким, друзьям да Земли Родной.

А христиане могут и дальше славить того, кто не достоин даже нашего упоминания. Никого он не победил и никакой он не великий. Так, всего лишь один из мифологических персонажей, чей архетип берёт начало из мифологий более древних народов. Посему пусть идёт туда, откуда пришёл, нам он не нужен.

Наши боги никогда и никуда не уходили от нас, они всегда с нами, потому что истинные родители никогда не оставляют своих детей, потому что они любят нас, а мы любим их, почитаем, славим и шлём поклоны.

Слава Богам Родным да Предкам Святым!
Хоть совсем не молись, но не жертвуй без меры, на дар ждут ответа.
Жрец-верховода АРО "Серебряный серп"

Сокол M
Аватара
Сокол M
Репутация: 185
Сообщения: 1911
С нами: 4 года

#27 Сокол » 29 июля 2015, 0:48

Влике Всебожье Пославимо,
Якоже Пращуре Наше Молихом,
Трижь Воспоемо Славу Велику,
Роду Словенеску, Отцем А Дедом,
Кие Ве Сварзе Бо Суте.
Славу Дажьбу Воспоемо,
Внуци Дажьбове, Любимичи Божески,
Бозиско Орала Вои,
Яко Деснице Держаще Ко Суне,
Трижь Воспоемо Славу Сварожичем,
Бози Пославимо, Сурьи Выпиймо,
Яко Ве Сварзе Бози Бо Суте,
Пиют За Щасте Божеских Внуцей.
Гой! Слава Богам и Предкам Славным!
Остерегайтесь тех, кто хочет вменить вам чувство вины, ибо они жаждут власти над вами.

Яробор M
Совет Старейшин
Аватара
Яробор M
Совет Старейшин
Репутация: 3554
Сообщения: 14255
С нами: 5 лет 1 месяц
Откуда: Казахстан, Алматы
Сайт Facebook Skype ВКонтакте

#28 Яробор » 1 августа 2015, 14:42

Совсем скоро, очередной раз вспомнят про Куликовскую битву, и нам опять будут рассказывать о "патриоте" Сергии Радонежском. Точнее нам опять будут пересказывать Карамзина.
Между тем:
Рогожский летописец-ничего вообще о благословении Сергием Дмитрия не знает.
Симоновская летопись-ничего вообще о благословении Сергием,Дмитрия не знает.
Это самые ранние источники, в которых рассказано о Куликовской битве.
Новгородская 1-ая летопись, тоже ничего не знает, ни о визите Дмитрия Донского к Сергию Радонежскому, ни о благословении.
Софийская 1-ая летопись, и Новгородская 4-ая, составленные через 100 лет, после Куликовской битвы, упоминают о грамоте от Сергия, Дмитрию.
"Задонщина"-поэма посвященная Куликовской битве, не упоминает Сергия Радонежского вообще.
В раннем "Житии", и в "Слове похвальном преподобному отцу нашему Сергию",написанных,его учеником Епифаном-о благословении Дмитрия перед битвой-ни словечка нет, только в переработанных Пахомом Логофетом в 1432-1445 гг списках, сюжет с благословением появляется.
Больше того, 2 -ым посланием митрополита Киприана от 23 июня 1378 г, Дмитрий Московский был ОТЛУЧЕН ОТ ЦЕРКВИ, т.е ПРОКЛЯТ.
В 3-ем послании, Киприан хвалит Сергия, за поддержку. Т.е. Сергий-ПОДДЕРЖИВАЛ ОТЛУЧЕНИЕ Дмитрия, и о снятии анафемы ДО Куликовской битвы-сведений нет.
Хоть совсем не молись, но не жертвуй без меры, на дар ждут ответа.
Жрец-верховода АРО "Серебряный серп"

Яробор M
Совет Старейшин
Аватара
Яробор M
Совет Старейшин
Репутация: 3554
Сообщения: 14255
С нами: 5 лет 1 месяц
Откуда: Казахстан, Алматы
Сайт Facebook Skype ВКонтакте

#29 Яробор » 19 сентября 2015, 1:07

КАК И КОГДА КРЕСТИЛИ НОВГОРОДЦЕВ. В.Янин. (часть 1)

988 год наметен как дата крещения Руси. В конце 80-х годов X века нашей эры киевский князь Владимир принял христианство в византийской его форме в качестве официальной государственной религии. Событие это имело существенное значение для становления и развития феодального Киевского государства и, следовательно, для всей дальнейшей истории нашей Родины.

Необходимость принятия новой религии для правителей страны в тот период достаточно назрела. Древние языческие формы религии восточных славян перестали соответствовать укреплявшимся феодальным отношениям. Усиление княжеской и боярской власти настоятельно требовало соответствующего подкрепления – освящения её свыше в представлениях простого люда – крестьян и ремесленников.

В наше время, почти через тысячу лет после этого события, многие представляют его как единовременный акт, прошедший быстро и легко: мол, приняли наши предки христианство сразу и с радостью. Такие взгляды веками насаждала православная церковь (она стремится способствовать им и сегодня). Так, в «Повести временных лет» – общерусском летописном своде, составленном в Киеве во втором десятилетии XII века, говорится, что киевляне сразу и «без числа» пошли креститься. «И была видна радость на небе и на земле по поводу стольких спасаемых душ».

Летописи – уникальный свод исторических событий, без них немыслимо наше знакомство с Древней историей Руси. Они и сегодня – главный источник знаний о её далёком прошлом. Однако при этом не следует забывать, что вели их служители церкви, под её неусыпным идейным контролем. Да и сами дошедшие до нас летописания, возникшие во второй половине XI века, вначале излагали более древние события (происшедшие за 100–200 лет до этого), видимо, по устным преданиям.

Более объективную картину исследователю даёт сравнение летописных фактов с иными источниками – с другими летописями, с зарубежными данными (византийскими, арабскими, западноевропейскими). И хотя такой метод весьма сложен и противоречив и далеко не всегда может дать достаточно точное представление о событиях, он всё же позволяет утверждать: рисуемая ревнителями религии картина крещения Руси в действительности была отнюдь не столь благостной, как им того хотелось бы.

Это отмечают все объективные исследователи, даже некоторые церковные историки. Так, известный автор «Истории русской церкви» Е. Е. Голубинский в 1901 году отмечал: «Совершенная покорность русских в деле перемены веры по воле князя и так называемое мирное распространение христианства на Руси есть не что иное, как невозможная выдумка наших неумеренных патриотов».

В последнее время исследователи, изучающие проблемы древней истории, взяли за правило так называемый комплексный подход – они сравнивают летописные данные не только между собой и с зарубежными историческими источниками, но и с уцелевшими литературными произведениями тех лет, с дошедшими до нас устными преданиями (например, с былинами), с результатами исследований древних икон, монет, печатен, архитектурных памятников, а главное – с данными археологических раскопок. Почему – главное?

Современная археология, широко применяя достижения естественных наук, научилась весьма точно определять время к которому относятся найденные при расколках жилища, предметы, другие материальные свидетельства минувших эпох. Вот почему сравнение добытых археологами сведений с другими источниками существенно уточняет и дополняет их, даёт более полное представление о давних событиях, в том числе и о христианизации Руси.

И все они убедительно свидетельствуют: христианизация Руси была весьма длительным и трудным процессом, язычество сохранялось ещё долго. И социальные протесты угнетённых и эксплуатируемых тружеников на Руси в первый период насаждения сверху христианской религии нередко принимали форму борьбы с церковью за восстановление языческих богов. Достаточно вспомнить, например, антифеодальное восстание 1071 года в Новгороде, когда возглавляемая языческим священнослужителем-волхвом толпа хотела убить епископа. Недаром тот же церковный историк Е. Е. Голубинский прозорливо замечал: «Нет сомнения, что введение новой веры сопровождалось немалым волнением в народе, что были скрытые сопротивления и бунты... О крещении новгородцев сохранилась пословица, что «Путята крестил их мечом, а Добрыня огнём».

В вопросе крещения Руси большой интерес для наших читателей представляют некоторые данные из исследований известного учёного, лауреата Государственной премии СССР, члена-корреспондента АН СССР В. Л. Янина и из работ возглавляемой им Новгородской археологической экспедиции. Его статью мы и публикуем в этом номере.

Но прежде чем начать знакомство с ней, просим читателей иметь в виду следующее:

1. Годы, приведённые в летописях, исчисляются со времени «сотворения мира», которое, по церковной версии, произошло за 5508 лет до рождества Христова. Следовательно, чтобы перевести эти даты на наш календарь, надо отнять от них 5508. При этом следует учитывать, что в одних районах Руси новый год начинался с 1 сентября, в других – с 1 марта.

2. Никоновская летопись – компиляция многих источников по истории Руси, составленная примерно в 1539–1542 годах. Один из списков принадлежал патриарху Никону, отсюда и её название. В 40–60-х годах того же века был составлен Лицевой летописный свод со многими миниатюрными рисунками. Он охватывал период до 1567 года. Новгородские летописи – это летописные своды по истории Новгорода и других русских земель XI–XVII веков; имеется пять таких сводов – Первый – Пятый. Существовали летописи общерусские («Повесть временных лет», «Никоновская летопись» и другие) и местные.

3. Иоакимовская летопись – не дошедший до нас летописный источник, данные о котором привёл в своей «Истории Российской» известный историограф В. Н. Татищев, живший в XVIII веке. Названа была так потому, что, как считал Татищев, автором её был епископ Иоаким Корсунянин, при котором крестили новгородцев.

Вопрос о времени и обстоятельствах крещения жителей Новгорода весьма непрост. В различных летописных источниках тут указываются разные годы – 6496, 6497, 6498, 6499, 6500. А это никак не может быть объяснено только разнобоем в календарях, которым следовали летописцы. Разнобой дат можно было бы преодолеть, приняв версию Никоновской летописи, где говорится о двукратном крещении новгородцев. Однако такой единичный рассказ сам нуждается в тщательной проверке.

Летопись эта дает следующую хронологическую канву событий. Приняв в 6496 году крещение и ещё находясь в Корсуни (древнерусское название Херсонеса), киевский князь Владимир Святославич попросил у Константинопольского патриарха Фотия «перваго митрополита Михаила Киеву и всей Русской земли». В 6497 году происходит крещение киевлян, а в 6498 году «иде Михаил митрополит Киевский и всея Руси в Новгород Великий, с епископы Фотея патриарха, даде бо ему Фотей патриарх шесть епископов на помощь, из Добрынею дядею Володимеровым, и с Анастасом; и идолы сокруши, и многия люди крести, и церкви въздвиже, и презвитеры постави по градом и по селом».

В следующем году Михаил крестит Ростовскую землю. А в 6500 году уже сам князь Владимир с двумя епископами крестит Суздальскую землю. В том же году умирает митрополит Михаил, и князь берёт у Фотия нового митрополита – Леона (Леонтия): «Того же лета в Киеве Леонтом, митрополитом всея Руси, Новугороду и Пскову поставлен бысть епископ Иаким Корсунянин; и прииде к Новугороду, и достольная требища разори, и идолы сокруши, и Перуна разсече, и в Волхов вверже; и бысть слава господня повсюду».

В более ранних летописных сводах не говорится о двукратном крещении, зато они предлагают две версии христианизации Новгорода.

Первая содержится в Новгородской Первой летописи младшего извода: «В лето 6497 крестися Володимир и вся земля Русская; и поставиша в Киеве митрополита, а Новуграду архиепископа, а по иным градам епископи и попы и диаконы; и бысть радость всюду». И далее говорится о том, что в Новгород пришел архиепископ Иоаким Корсунянин, который разрушил языческие капища, а идола Перуна повелел бросить в Волхов. Такой же текст содержат и некоторые другие летописи.

Вторую версию излагает Псковская Первая летопись под годом 6497: «Крестися вся земля Русская; и поставиша митрополита в Киеве, а по инем градом епископи и попы и диакони; и бысть радость велика везде. И поиде в Новъград архиепископ Иоаким, и требища бесовския разори, и Перуна посече, а повеле влещи Перуна в Волхов...» При этом в Перуна якобы вселился бес, и он стал кричать: «Ох, ох мне, достахся немилостивым сим рукам...»

Очевидно, такой разнобой связан с проблемой появления первого киевского митрополита. В древнейших свидетельствах имени митрополита вообще нет. Общерусская традиция первым киевским митрополитом считает Леонтия и с ним же связывает поставление в Новгород Иоакима Корсунянина. В Новгороде это, в частности, отразилось в списках митрополитов и епископов, составленных в начале 30-х годов XV века. Между тем на Руси существовала и иная традиция, называющая первым киевским митрополитом Михаила. Она отражена в Уставе князя Владимира о десятинах, судах и людях церковных и в зависимом от него Уставе новгородского князя Всеволода о церковных судах, людях и мерилах торговых.

Предпринимались попытки совместить эти традиции. В частности, в новгородском списке митрополитов, составленном в начале 30-х годов XV века, три легендарных первых епископа были расположены с приоритетом в пользу Леонтия: Леонтий, Михаил, Иоанн. А в аналогичных списках Симеоновской летописи, свода 1493 года, в Хронографе 1512 года и в Степенной книге приоритет принадлежит Михаилу: Михаил, Леонтий, Иоанн. Последний вариант имеется и в модификациях рассказа о крещении Новгорода.

Такое раздельное существование двух бытовавших в летописях версий продолжалось даже в XVII веке. Однако для большинства сводов характерно совмещение версий, возникшее еще в XV веке, – в Новгородских 4-й, 3-й и 2-й летописях это элементарное соединение рассказов двух типов произведено с добавлением – с упоминанием митрополита Леона. Проникновение этого имени в летописную статью 6497 года, очевидно, произошло раньше, чем у летописцев возникли раздумья о личности первого киевского митрополита. Следовательно, можно предположить, что существовал ещё какой-то текст, в котором это имя уже фигурировало в одной из версий легенды до их объединения.

Другая редакция соединения двух версий – в Софийской 1-й летописи. Тут имя Леона как первого митрополита сохранено, но дата иная – в лето 6499. Эта же редакция бытует в дальнейшем во многих других сводах, причем с неизменной датой – 6499 год.

Особая редакция соединения легендарных рассказов содержится в Холмогорской летописи под 6496 годом: «Крести же ся князь Вледимер от патриарха в Корсуни граде и приведе с собою из Грек в Киев Леонтия митрополита, а с ним 4 епископы, и крести всю Рускую землю». Несмотря на позднюю запись, эта редакция представляет особый интерес. Здесь, по-видимому, добавлен в виде преамбулы иной источник, из которого взяты сведения о том, что с первым митрополитом (в 6496 г.) «из Грек» пришли четыре епископа. Однако из дальнейшего рассказа следует, что их оказывается пять: белгородский [имеется в виду древнерусский город близ Киева, ныне село Белгородка. Впервые упоминается в Лаврентьвеской летописи под 980 годом] , ростовский, черниговский, владимиро-волынский и новгородский, причем первые четыре пронумерованы, а новгородский Иоаким как бы добавлен.

Это дает основание предполагать, что в использованном источнике первым митрополитом был назван Михаил, действовавший с четырьмя епископами в 6496 году, а иоакимовское крещение Новгорода было отнесено к более позднему времени, когда киевскую кафедру занял Леонтий.

Краткие сведения о крещении новгородцев под 6499 годом приведены в Вологодско-Пермской летописи и в сокращенных сводах 1493 и 1495 годов.

Как видим, два легендарных сюжета о крещении Новгорода проникли в первой половине XV века в летописные рассказы. До этого они существовали раздельно, а затем слились. Многие данные тут свидетельствуют: обе легенды возникли в Новгороде, например, сообщение о «питьблянине», жителе местности вблизи никому за пределами Новгорода не известной речушки Питьбы. Видимо, подобные детали этих легенд были имитированы в Новгороде для более убедительного их подтверждения.

Все это заставляет исследователя весьма осторожно подходить к приведенной в начале нашей статьи версии Никоновской летописи. Она, несомненно, опирается на летописную практику XV века и демонстрирует нам попытку согласовать хронологические разночтения у летописцев при помощи «реконструкции» двух крещений Новгорода – при Михаиле и при Леоне.

Никоновская версия в дальнейшем перешла в Степенную книгу, где она соединилась с обеими легендами. Затем рассказ Степенной книги в несколько усеченном варианте перешел в Мазуринский летописец.

Что же все-таки послужило источником сведений, записанных в Никоновской летописи?

Во-первых, такой источник, по-видимому, появился примерно со второй половины XV века в разных летописных рассказах. И из него заимствовались детали, полностью отсутствовавшие в традиционных для XV века летописных текстах. Это, в частности, утверждение о том, что первым киевским митрополитом был Михаил. Оно встречается в Рогожском летописце, в Никоновской летописи и в зависимых от неё памятниках и воздействует на изменение даты новгородского крещения, когда оно связывается с именами Леонтия и Иоакима.

Во-вторых, упоминание епископов, пришедших с Михаилом в Киев «от Фотия патриарха». Никоновская летопись, Степенная книга и Мазуринский летописец говорят о шести таких епископах, однако рассказ Холмогорской летописи даёт основание предполагать, что в первоначальном источнике этого сообщения говорилось о четырех епископах.

В-третьих, связь новгородского крещения с действиями самого Михаила, отправившего в Новгород Добрыню. Об этом сообщает впервые Хронограф 1512 года. В Никоновской и в зависимых от неё летописях к имени Добрый и добавлено ещё имя Анастаса. Очевидно, если особый источник действительно существовал, он должен был включать в себя перечисленные детали.

Из нашего обзора видно: летописцы, говоря о крещении Новгорода, не имели о нём достаточно достоверных данных и пользовались легендарными версиями. При этом все они стремились следовать церковной традиции и пытались как можно убедительнее показать данный акт, однако допускали разнобой в датах, именах и пр.

Особая версия крещения Новгорода содержится в Иоакимовской летописи. Согласно изложению В. Н. Татищева, в ней рассказывается, что после крещения князя Владимира из Царьграда по его просьбе прислали митрополита Михаила, а с ним четырех епископов и многих иереев, диаконов и певчих. Митрополит, по совету Владимира, посадил епископов в Ростове, Новгороде, Владимире и Белгороде. Они при поддержке воинов князя начали крестить люд «всюду стами и тысячами, колико где прилучися». Причём те, кто скорбел и роптал, отказываться не смели, боясь княжеских дружинников.

Новгородцы, узнав, что присланный к ним дядя Владимира Добрыня собирается их крестить, собрались на вече и поклялись не пускать его в город и не дать свергнуть их идолов. Новгородцы не захотели слушать увещеваний Добрыни и приготовились к обороне, как при нашествии врага. Их главный жрец Богомил, наречённый за своё сладкоречие Соловьём, призывал людей не покоряться. Посланцы князя, принесшие новую веру, стояли на Торговой стороне, ходили по торжищам и улицам, поучали людей. Но никто их не слушал. И так прошло два дня, но крестилось только несколько сот человек.

Источник: «Наука и религия», №11, 1983 год. Автор: В.Янин.
Хоть совсем не молись, но не жертвуй без меры, на дар ждут ответа.
Жрец-верховода АРО "Серебряный серп"

Яробор M
Совет Старейшин
Аватара
Яробор M
Совет Старейшин
Репутация: 3554
Сообщения: 14255
С нами: 5 лет 1 месяц
Откуда: Казахстан, Алматы
Сайт Facebook Skype ВКонтакте

#30 Яробор » 19 сентября 2015, 1:08

КАК И КОГДА КРЕСТИЛИ НОВГОРОДЦЕВ. В.Янин. (часть 2)

Чтобы Добрыня со спутниками не перебрался на Софийскую сторону, новгородцы разобрали Великий мост и поставили около него метательные машины. Новгородский тысяцкий Угоняй ездил повсюду и кричал: «Лучше нам помрети, неже боги наша дати на поругание». Народ, рассвирепев, разорил дом Добрыни, избил его жену и родственников.

Тогда княжеский тысяцкий Путята с 500 пришедшими с ним ростовскими воинами ночью переправился через реку на Софийскую сторону и вошел в город. Он захватил Угоняя и его приспешников и послал их к Добрыне. Новгородцы, «собравшася до 5000, оступиша Путяту, и бысть междо ими сеча зла». Другие «церковь Преображения господня разметаша и домы христиан грабляху». На рассвете Добрыня со своими воинами поджёг дома у берега. Новгородцы побежали тушить пожары, прекратили сечу и попросили мира.

«Добрыня же, собра вои, запрети грабление и абие идолы сокруши, древянии сожгоша, а каменнии, изломав, в реку вергоша; и бысть нечестивым печаль велика».

И новгородцы, увидев это, с воплями и слезами просили за них. Однако Добрыня, насмехаясь, отвечал им: «Что, безумнии, сожалеете о тех, которые себя оборонить не могут, кую пользу вы от них чаять можете». И послал повсюду объявить, чтобы люди шли креститься.

Посадник, сын Стоянов, воспитанный при Владимире, сладкоречиво уговаривал всех покориться. А тех, кто не желал, воины волокли креститься силой – «мужи выше моста, и жены ниже моста». И тут же повелели надеть на себя нательные кресты – «деревянни, ово медяны и калеровы (сие видится греческое оловянны испорчено)» – и восстановить разрушенную церковь. «И тако крестя, Путята иде ко Киеву. Сего дня людие поносят новгородцев: Путята крести мечем, а Добрыня огнем».

Иоакимовская летопись принадлежит к числу наиболее спорных памятников летописания. Единственный её фрагмент летом 1748 года находился в распоряжении В. Н. Татищева. Он получил его от своего «ближайшего свойственника» Мелхиседека Борщова, архимандрита Бизюкова Григорьевского монастыря Екатеринославской епархии, расположенного в 15 верстах от Борислава на Днепре. А Мелхиседек якобы получил эти тетради на время от некоего монаха Вениамина, «который о собрании русской истории трудится, по многим монастырям и домам ездя, немало книг русских и польских собрал».

В. Н. Татищев считал этого Вениамина лицом «токмо для закрытие вымышленным». Тетради были возвращены Мелхиседеку, но когда к сентябрю 1748 года архимандрит умер, то тетрадей и всей книги «в пожитках ево не явилось». Никто из служителей покойного Мелхиседека не мог ничего сказать о загадочном Вениамине, а бывший при нём за казначея монах Вениамин (другой монах с таким именем. – В. Я.) сообщил, что сия книга была у Мелхиседека, и он сказывал, что списал ея в Сибири, иногда сказывал, что чужая, и никому не показывал. Она не в переплете, но связаны тетради и кожею обернуты».

В «Истории Российской» В. Н. Татищева Иоакимовской летописи посвящена специальная глава, в которой воспроизведены отрывки рукописи. Об этом их издатель сообщил следующее: «Письмо новое, но худое, склад старой, смешенной с новым, но самой простой и наречие новгородское. Начало видимо, что писано о народах, как у Нестора, с изъяснениями из польских, но много весьма неправильно, яко славян сарматами и сарматские народы славянами имяновал и не в тех местах, где надлежало, клал, в чем он, веря польским, обманулся. По окончании же описания народов и их поступков зачал то писать, чего у Нестора нет, из которых я выбрал токмо то, чего у Нестора не находится или здесь иначей положено, как следует».

Дискуссия о степени достоверности Иоакимовской летописи была начата еще в 1789 году (спустя 20 лет после издания первого тома «Истории Российской») М. М. Щербатовым и Н. И. Болтиным.

Нас тут, однако, занимают в первую очередь возможные источники Иоакимовской летописи, а не она сама. С этой точки зрения содержащийся в ней рассказ о крещении новгородцев представляется совершенно исключительным, поскольку повествование в нём ведется от первого лица. Эта особенность не только создает эффект присутствия очевидца, но и со всей очевидностью характеризует весь рассказ о крещении Новгорода как самостоятельную повесть, использованную составителем летописи в числе других источников.

Если сам рассказ о действиях Добрыни уникален, то предшествующий ему начальный раздел повести демонстрирует все те элементы искомого дополнительного источника Хронографа и Никоновской летописи, вопрос о котором был поставлен выше. Так, в нём говорится, что первым киевским митрополитом был Михаил, что с ним от патриарха пришли именно четыре епископа, что крестителем Новгорода был Добрыня.

К этому можно добавить еще один весьма немаловажный элемент. Согласно версии Никоновской летописи Ростов был крещен раньше окончательной христианизации Новгорода; в ряде летописей особая роль Ростова подчеркнута исключительным упоминанием только ростовского епископа Фёодора. Между тем в Иоакимовской летописи военной опорой насильственного крещения Новгорода выступают ростовцы. Не скрывается ли за тезисом о том, что Ростов и ростовцы провозглашены более ранними, нежели Новгород и новгородцы, неофитами христианства, ростовское происхождение самого источника?

Можно было бы поставить этот вопрос и иначе, предположив заимствование Иоакимовской летописью определённых сведений из Никоновского свода и создание с их участием целиком фантастического рассказа о действиях Добрыни и Путяты. Однако такое предположение следует решительно отвести: если бы Иокимовская версия опиралась на Никоновскую или любую зависимую от неё летопись, в ней также фигурировали бы шесть (а не четыре) епископов и Анастас Корсунянин.

Предположив в начальной части повести о крещении новгородцев источник специфических сведений Хронографа 1512 года и Никоновской летописи, мы на основании только изложенных материалов не можем распространять эту характеристику на всю повесть. Так, уже вполне очевидно, что она включает в себя и чисто фантастический элемент – явно придуманных Богомила, Соловья, Угоняя, Воробья. Однако историко-топографические детали этого рассказа мы сегодня весьма точно можем оценить с точки зрения археологических данных.

Согласно Иоакимовской летописи, центром сопротивления христианизации была Софийская сторона Новгорода: «Мы же стояхом на торговой стране, ходихом по торжисчам и улицам, учахом люди, елико можахом... народ же оноя страны... собраша до 5000, оступиша Путяту, и бысть междо ими сеча зла». Из дальнейшего рассказа явствует: еще до насильственного крещения новгородцев на Софийской стороне города существовала община христиан, имевшая свою деревянную церковь Преображения. Именно её «некие», «шедше» на сечу, разметали и «домы христиан грабляху». По распоряжению Добрыни, у берега на Софийской стороне были зажжены дома, и необходимость тушить пожар прервала сечу. А после завершения крещения церковь Преображения была восстановлена.

На Софийской стороне Новгорода в более позднее время существовали только две Преображенские церкви. Одна из них – на воротах Детинца – не может нас интересовать: впервые она была построена в 1264 году. Другая Преображенская церковь находилась на Разваже-улице в Неревском конце, в густо заселённом ещё в X веке районе. Xотя первые летописные сведения о ней относятся только к 1421 году, они касаются не первоначального строительства, а создания первой каменной постройки этого храма. Возможная связь церкви Спаса на Разваже с событиями крещения косвенно подтверждается наличием в ней придела, посвященного Василию Кесарийскому, патрону святителя Руси князя Владимира Святославича. Особая церковь святого Владимира при Владимирской (Никольской) башне Детинца с воротами в Нерееский конец находится от неё в ближайшем соседстве и известна с 1311 года.

Район церкви Спаса на Разваже хорошо изучен археологическими раскопками. В ходе их было вскрыто несколько жилых кварталов, расположенных у перекрёстков Холопьей и Козмодемьянской улиц с Великой улицей Неревского конца. Исследуя слои конца X века археологи обратили внимание на 28-ой ярус деревянных мостовых. По расположению таких деревянных ярусов можно весьма точно датировать время построек. Данный ярус был целиком сооружен в 989–990 годах, то есть в период христианизации Новгорода. Предшествующий этому строительству пожар, который уничтожил все сооружения на большой площади (в пределах раскопа следы этого бедствия превышали 9000 квадратных метров), не был обычным. В слоях 27-го яруса (972–989 гг.) на усадьбе Б обнаружен клад восточных монет – дирхемов, состоящий из 60 целых и 811 обломков серебряных монет с младшей датой 971–72 годов, а на усадьбе Д – клад дирхемов, состоящий из 131 целой и 604 обломков серебряных монет с младшей датой 974–75 годов. Общий вес обоих кладов равен 1,5 килограмма серебра. То, что эти сокровища оказались «невостребованными» после пожара 989 года, указывает на гибель их владельцев в указанном году.

Не менее важной находкой, происходящей из того же комплекса 27-го яруса, является медный крест-тельник с изображением распятия. Найден он был между настилами Великой улицы, на том её участке, где она разделяет усадьбы А и Г. Слои земли, в которых обнаружен крест, свидетельствуют о том, что он попал сюда до 989 года.

Участок раскопок на Неревском конце близко примыкает к берегу Волхова и расположен ниже «града» (Детинца). Участок древнейшей застройки X века на берегу реки выше «града», в Людином конце, то есть там, где, согласно рассказу Иоакимовской летописи, высаживался со своих ладей Путята с 500 ростовцами, также был подвергнут раскопкам. При этом выяснилось, что восстановление застройки после пожара здесь было предпринято в 991 году.

Всё это подтверждает: действительно до 989 года в Новгороде существовала христианская община, расположенная близ церкви Спас-Преображения, на Разваже-улице. И в том же году здесь, несомненно, произошел большой пожар, уничтоживший береговые кварталы в Неревском и, возможно, в Людином конце. Причём эти события, очевидно, не были бескровными, так как владельцы сокровищ, припрятанных на усадьбах близ Преображенской церкви, не вернулись к пепелищам своих домов. Здесь следует пояснить, что оба клада были домашней казной, спрятанной непосредственно под полами домов, в удобном для многократного извлечения месте.

Как видим, утверждение Иоакимовской повести о насильственном крещении новгородцев имеет вполне реальную основу. А что касается времени возникновения данного источника (разумеется, в каком-то первоначальном варианте, не адекватном полностью рассказу Иоакимовской летописи), то проникновение версии о том, что первым киевским митрополитом был Михаил, в Устав князя Владимира можно отнести к 20-м годам XV века – в самом раннем списке Устава – Синодальном XIV века, а также Археографическом середины XV века первым митрополитом называется Леон. К середине XV века относится древнейший список Устава князя Всеволода, упоминающий Михаила как первого киевского митрополита. Тогда же или чуть позже имя Михаила становится достоянием и летописцев. Вместе с тем наличие в повести отдельных реалистических деталей, находящих сегодня достаточно чёткое археологическое подтверждение, позволяет считать, что её возникновение в середине XV века опиралось на какую-то устойчивую более древнюю традицию, сохранённую в памяти народа.

Итак, и это повествование, и подтверждающие его достоверность археологические находки, и разночтения в летописях – всё свидетельствует о том, что официальная церковная версия о мирном и быстром принятии христианства Русью, в частности новгородцами, отнюдь не соответствует действительности. Это был сложный, трудный и длительный процесс, сопровождавшийся вооруженной борьбой, насилием.

Источник: «Наука и религия», №11, 1983 год. Автор: В.Янин.
Хоть совсем не молись, но не жертвуй без меры, на дар ждут ответа.
Жрец-верховода АРО "Серебряный серп"

Яробор M
Совет Старейшин
Аватара
Яробор M
Совет Старейшин
Репутация: 3554
Сообщения: 14255
С нами: 5 лет 1 месяц
Откуда: Казахстан, Алматы
Сайт Facebook Skype ВКонтакте

#31 Яробор » 21 сентября 2015, 10:50

Исторические свидетельства- о язычестве на Руси.
Нас с вами всё пытаются убедить- Русь приняла христианство в конце 10 века.
Давайте почитаем источники- так ли это?
В летописях, церковных уставах и в особенности в поучениях духовных лиц нередко встречаются указания на божества, которым русский народ поклонялся в язычестве; во многих местах почитание языческих божеств сохранялось в народе в течение еще нескольких столетий после принятия им христианской веры, и следы этого поклонения далеко не исчезли еще и в наше время. Наиболее распространено было, очевидно, поклонение стихийным божествам, явлениям природы, а именно: светилам небесным, огню и воде, земле, камням и горам, деревьям и рощам (и живущим в них духам). Константин Багрянородный (в 9 в.) рассказывает, что «россы (на пути в Царьград в 949 г.) у весьма великого дуба приносили в жертву живых птиц».
В церковном уставе, приписываемом Владимиру Святому, запрещалось молиться под «овином (т. е. огню), или в рощеньи, или у воды».2 «И огневе молятсь, зовуще его Сварожичем... молятсь огневе под овином», — говорится в Слове Христолюбца (по списку XIV в.) .
В «Слове о том, како первое погани суще языци кланялися идолом», приписываемом св. Григорию (по списку XIV в.), огонь также называется Сварожичем: «и огневи сварожици молятся». В слове, точно так же озаглавленном (по списку XIV же века), но приписываемом св. Иоанну Златоустому, читаем: «инеми (куры) в водах потопляеми суть, а друзии к кладязем приходяще молятсь и в воду мечтоть велеару жертву приносяще; а друзии огневи и камению и рекам, и источником, и берегыням, и в дрова, нетокможе преже в поганьстве; но мнози и ныне то творят... и черес огнь скачтоть, мнящесь крестяны, а поганьская дела творять».
«И еже жроуть (т. е. приносят жертву) бесом и болотом и колодязем», — писал в послании своем митрополит Иоанн Русский (в XII в.).
«Уже бо не нарекуются Богом стихиа, ни солнце, ни огнь, ни источници, ни древеса», — говорит Кирилл Туровский.
«Людие же тогда... тмою идолобесия помрачены суще, жертвы богомерзкия богом своим приношаху, и озером и кладязем и рощениям и проч.», — говорится в Густинской летописи.
В слове св. Кирилла «о злых дусех» (по списку XV в.) читаем: «Не нарицайте себе Бога на земли, ни в реках, ни в студенцах, ни в птицах, ни на воздуси, ни в солнце, ни в луне, ни в камении».
Еще в XVI столетии Макарий, архиепископ Новгородский и Псковской, писал Иоанну Грозному, что, хотя «скверныя молбища идольские» и были разорены в Русской земле при крещении народа Владимиром Святым, однако в Чуде, Ижоре, Карели иво многих русских местах (именно в окрестностях Новгорода, на всем протяжении от реки Наровы до Невы, по Неве и около Ладожского озера) до сего времени (он писал в 1534 г.) «обычая держахуся от древних прародителей. Суть же скверные молбища их лес и камение, и реки и блата, источники и горы и холмы, солнце и месяц и звезды, и озера и проста рещи всей твари поклоняхуся ако Богу, и чтяху и жертву приношаху кровную бесом волы и овцы, и всяк скот и птицы». Большим уважением пользовались (нередко это встречается и в наше время) небесные светила. Кроме приведенных на предыдущей странице свидетельств о поклонении, между прочими божествами, и светилам, укажу еще на следующие: в апокрифе «Хождение Богородицы по мукам» (XII и XIII в.) читаем: «Они все богы прозваша: слнце и месяц, землю и воду, звери и гады»; «аще кто целует месяц, да будет проклят», — сказано в «Заповеди» Георгия Митрополита; «начаша жрети молнии и грому, и солнпю и луне», «лупе же ли поклонятися лучто мерькнущему (т. е. солнцу), нижь лучто безсмертному и богу створенну, а не Богу все створшу» — такие и подобные им выражения неоднократно встречаются в поучениях духовных лиц, восстававших против сохранявшихся в народе остатков языческого поклонения явлениям природы.
Солнце в Ипатьевской летописи называется сыном Сварога (следовательно, одним именем с огнем — Сварожичем), оно же именуется и Дажьбогом: «Солнце царь, сын Сварогов, еже есть Дажьбог».
Нельзя не упомянуть еще о свидетельствах средневековых мусульманских писателей о почитании славянами (вероятно, восточными или балтийскими) солнца, небесных светил и огня. Ибраимбен-Весиф Шах (ок. 1200 г.) в сочинении своем «Великая книга чудес» говорит, что некоторые славяне исповедуют христианскую веру, другие же — язычники и поклоняются солнцу. По словам того же писателя, один из славянских народов, живущий между славянами и франками, исповедует христианство и поклоняется небесным светилам. Захария Казвини (1275 г.) рассказывает, что некоторые из славян поклоняются огню. То же самое утверждает и Хукр-Улла-бен-Хебаб (1456 г.).
В апокрифе «Хождение Богородицы по мукам» (XII или XIII в.) читаем: «От камени ту устроя Трояна, Харса, Велеса, Перуна».
«Слове Христолюбца» (по списку XIV в.) находим следующее перечисление богов русских, отчасти заимствованное из Нестеровой летописи, причем загадочное имя Симарьгла разбито на два самостоятельных имени: «веруют вПеруна, и в Хорса, и в Мокошь, и в Сима, и ве Рьгла, и в Вилы, их же числом тридевять сестрениц, глаголят невегласи и мнят богинями (или: то все мнят богы и богынями), и та покладывахуть им теребы, и куры им режють и огневе молятсь, зовуще его Сварожичем... молятсь огневе под овином, иВилам, и М о коши, и Симу, и Рьглу, и Перуну (в „Златой Чепи" прибавлено: „и Волосу скотью богу"), и Роду, и Рожанице (или: Рожаницам), и всем тем иже суть тем подобии».
В различных редакциях «Слова о том, како первое погани суще языци кланялися идолом» встречаем следующие выражения (после перечисления суеверий разных языческих народов): «Також и до Словен доиде се слово, и ти начаша требы класти Роду и Рожаницам, преже ? е рун а бога их, а переже того клали требу Упирем и Берегиням.По святем же крещеньи Перуна отринуша и Христа бога яшась, но и ноне по украинам молятсь ему проклятому богу Перуну , и Хорсу, и Мокоши, и Виду (или: Видом), и то творят отаи»; «отмещемся нечестивых жъртв, Д и е в а служения и кладения треб» (в соответствующем месте Слова св. Григория Богослова читаем: «не Д ы е в а се семена») ; «тем же богом требу кладут и творят и Словенский язык, Вилам и Мокошьи, Диве, Перуну, Хърсу, Роду и Рожаници, Упирем и Берегыням и Переплуту, и верьтячеся пьют ему в розех, и огневи Сварожицю молятся и H a в ь м ь мъвь творят, и в тесте мосты делают и колодязе и ина многая же утех, фалликады (фаллюсы) и в образ отворены и кланяются им и требы им кладут»; «человечи... приступиша к идолом и начаша жрети молнии и грому, и солнцю и луне, а друзии Перену, Хоурсу, Вилам и Мокоши, Упирем и Берегыням, их же нарицают тридевять сестериниць, а инии в Сварожитца веруют и в Артемиду, им же невеглаши молятся и куры им режуть. ...Нав е м мовь творят, и попел посреде сыплють и проповедающе мясо и молоко, и яйца и вся потребная бесом... А друзии верують в Стрибога, Дажьбога и Переплута, иже вертячеся ему пиють в розех».1 В Слове и откровении св. Апостола (по рукописи XVI в.) читаем: «Мняще богы многы, Перуна и Хорса, Дыя и Т ? о я н а и инии многи... и тако прелесть вниде в человекы и до сего дне есть в поганых, глаголят ово суть боги небеснии,а другии земнии, а другии польстии (полевые), а другии воднии».2 В Густинской летописи, кроме богов, названных Нестором, упоминаются еще несколько богов, имена которых мы встретили у польских летописцев, каковы: ? о з в и з д (Похвист) и Л а д о; кроме того, Купало (этим именем [kupala] Стрыйковский называет народные празднества (или сходки), в особенности отправлявшиеся, по его словам, 25 мая и 25 июня3) и Коляда, представляющие уже позднейшие олицетворения двух великих всенародных праздников, летнего и зимнего. Имена Купала и Коляды продолжают и ныне жить в устах народа. В позднейших памятниках встречаем еще имена Тура и Усеня или Таусеня.

Фаминцын А. Божества древних славян
Хоть совсем не молись, но не жертвуй без меры, на дар ждут ответа.
Жрец-верховода АРО "Серебряный серп"

Яробор M
Совет Старейшин
Аватара
Яробор M
Совет Старейшин
Репутация: 3554
Сообщения: 14255
С нами: 5 лет 1 месяц
Откуда: Казахстан, Алматы
Сайт Facebook Skype ВКонтакте

#32 Яробор » 30 сентября 2015, 7:54

Крещение Мурома.
Крещение Муромской земли тема малоизвестная. Всё это благодаря тому, что город крестили через 200 лет после официального Крещения Руси!
В общем- то христианство распространялось все эти 200 лет. Князь Владимир отправил княжить в город своего сына Глеба. Глеб был одним из самых младших детей киевского правителя и потому воспитан в христианской вере. В Муром он отправился, желая полномасштабного Крещения города, тогда как многие его старшие братья ограничились официальным.
Жители проявили неожиданное упорство и не пустили князя-крестителя в город. Муром в то время был глухой окраиной и военной помощи Глеб не дождался. Пришлось поселится поселиться в 12 верстах от Мурома на реке Ушне и довольствоваться распространением христианства в округе. Здесь же основал и первый монастырь. Впоследствии его назвали Борисоглебовским, как и само поселение, существующее и поныне. О Глебе простому обывателю известно из-за убийства его Святополком, но я придерживаюсь альтернативной точки зрения на события усобицы Владимировичей и имею основание считать, что князь был убит муромскими язычниками, которые просто устали от постоянного конфликта и христианского присутствия. Позже напишу об этом. В 1024 г. на постоянное жительство в Муром приехал первый Черниговский посадник. Он поселился на горе, служившей жителям города Мурома убежищем в случаях нападения врагов (позднее здесь был построен кремль). Конечно, поселение здесь посадника вызвало сопротивление муромцев и разорение их укрепленного городища. Вследствие этих событий город разделился на языческий и православный.
Далее серьёзных попыток распространения христианства не принималось вплоть до начала 12 века, когда христианизацией занялся князь Константин. Для установления над Муромом своей власти Константин собрал большую дружину и даже заготовил стенобитные орудия. Муромцы, умевшие противостоять крестителям, заманили на переговоры прибывшего к городу вперёд отца княжичи Михаила и убили его. Тут нужно сделать уточнение - раньше войска к городу может прибыть только передовой отряд, которым возможно и командовал княжич. Передовые отряды обычно разоряют округу, а в нашем случае и внегородские капища, так что терпение у муромцев могло закончиться и они вышли на битву, в которой княжич был убит или же согласно житию действительно заманили Михаила в город. Версию о передовом отряде подтверждает и то, что отец, зная всю остроту противостояния, не мог послать сына без войск, понимая, что его убьют, так как компромисс не возможен.

Муромцы же приготовили город к обороне. Далее идёт туманный намёк на сражение или штурм "Невернии людии града Мурома изыдоша спешно противу благоверного князя Константина...хотяху его прогнати". "Константин же... извлецаше мечт» свой прежде всех...". "Неверии граждане, видевши храбрость и мужество Константина и оустремление христианское господу Богу… бегше во град".
Итак, «неверные» вышли из града, что можно расценить как выход на сражение под городскими стенами. Но смелость князя (и конечно его войско) заставило их отступить. Подробности битвы опущены, так как не интересовали автора и портили радостную картину. В качестве итога нужно сказать, что крестители добились в ходе этой стычки лишь перевеса, но не победы. После город, возможно, был блокирован, что являлось причиной желания язычником пойти на переговоры. Как и любое другое сопротивление христианизации, оборона Мурома была плохо подготовлена, так как главные воеводы и князья были христианами. Муромцы были не готовы к длительно осаде и, опьянённые победой над Михаилом, думали решить всё сражением, разбив у города основные силы, которые они, похоже, считали малочисленными. Убедившись в обратном и понеся потери, горожане поняли безвыходность своего положения, ибо в открытом бою противостоять неприятелю не могли, а к осаде не готовы. Язычники прислали посольство, которое умаляло о мире, обещало платить дань, разрешало строить церкви, проповедовать, но категорически отказывалось от насильственного крещения.
Князь соглашается на эти условия и входит в город.
Особо же радикальные язычники решили убить князя и тем самым избавить город от Крещения, в то время как Константин продумывал варианты дальнейших действий. Язычники пришли к нему во двор. Сказание сообщает что князь вышел к ним и силой слова и иконы обратил в веру христову, однако скорее всего ему в этом помогли вовремя среагировавшая дружина. "И тако все людии с великой радостию течаху на реку глаголемую Оку". "И тако епископ крестиша все людие во имя отца и сына и святаго духа".

Константин основал первоначальную церковь во граде Муроме во имя Благовещения пресвятые Богородицы. В Старом вышнем городище, Константин построил и второй храм святых страстотерпцев Бориса и Глеба, в нем "оустроил епископа именем Василий".
Главным итогом была христианизация муромской земли, полное подчинение её христианским наместникам. Языческая культура города погибла. Муром был последним крупным городом, открыто противившимся христианизации. С его Крещением надежда на хоть какие-то убежища для язычества развеялась.

Послесловие.

«Повесть о водворении христианства в Муроме» рассказывает, что Муромские жители пребывали в язычестве, соблюдали свои обряды. Они считали своим пророком «Моамефа» и приносили в жертву собственных детей, поклонялись рекам, озерам, потокам, колодцам и деревьям, мертвых хоронили по обычаям, отличным от христианских. Явно случайное занесение сюда Магомета (Моамефа), как олицетворение зла для христианина, но современные историки выводят из этого исламизацию муромцев, что не может считаться правдой, так как мусульмане не поклоняются природе. Ислам мог быть религией части населения, купцов из волжской Булгарии, но они жили в определённом месте на посаде, имели свою мечеть, но не навязывали свою религию. Поэтому им разрешалось торговать.
Немало споров вызывает и личность крестителя. Кто был сей князь? Долгое время бытовало мнение, что Константин - внук Ярослава Мудрого, Муромский князь Ярослав Святославич, родоначальник всех муромских, рязанских и пронских князей. Он в 1097 г. приехал в Муром и крестил подвластный свой народ. "Константин и Ярослав - одно и то же лицо". Отождествив князей, живших в разных столетиях, объединили даты и события. И получилось складно: "По летописи первый муромский князь Ярослав (1097-1129 гг.). По житию первый муромский князь Константин (1192-1232 гг.). Ярослав - имя мирское, Константин - имя крещения. Соединили в одну биографию летописные сведения о Ярославе с событиями из жизни Константина. И получилось: муромские язычники убили двух сыновей Ярослава, тогда как все его четыре сына были живы и здоровы. Ярославу дали православное имя Константин вместо Панкратия. Заслуги Константина перед русской православной церковью приписали Ярославу. Даже основателем древнейшего в Древней Руси муромского Спасского монастыря стали считать Ярослава. Написали, что Константин, как и Ярослав, четыре года был князем Черниговским и в Чернигове похоронил свою жену. Эти абсурдные версии попали в Четьи-Минеи, вновь издававшиеся и в научные труды авторитетного историка Д. И. Иловайского и других историков. Иловайский, зная, что отец Ярослава умер в 1077 г., когда Ярослав был младенцем, придумал хитрую уловку, противоречившую летописям: "Святослав успел благословить сына и проводить сына и внуков в Муром". Какие внуки могли быть, когда еще сын был младенцем. "А в 1097 г.,- писал Иловайский,- Ярослав приехал в Муром уже второй раз". И снова наивная выдумка. Ведь в 1097 г. дети Ярослава были младенцами, как он сам в 1077 г. И получается, что его сын не мог принимать участие в крещении по возрасту.
Идея отождествления Константина с Ярославом рождает много вопросов. Почему Константин был забыт после смерти Муромскими князьями? Почему у Благовещенского собора не хоронили других князей? Почему Константин не поселился на кремлевской горе, где жили до него все муромские князья с 1097 г.? Почему Ярослав взял себе второе крестильное имя, когда уже был наречён Панкратием?


Ясно, что Ярослав и Константин – разные люди, но найти подходящую кандидатуру не удавалось…
И вот у В. О. Ключевского: "В XII веке Муромо-Рязанский князь Ярослав, младший сын Святослава Черниговского, стал князем-изгоем, вышедший из общего порядка получения великокняжеского престола ввиду своего младшенства". А ведь князь Святослав Всеволодович Черниговский в 1180 г. унаследовал престол великого Киевского князя. Но его младший сын не имел права на престол ни в Чернигове, ни в Киеве, ни даже в Муроме. Состарившийся Святослав Всеволодович понимал, что после его смерти младшему сыну, всегда жившему при нем со своими детьми и женой, уже не будет места в Киеве и вообще нигде. Горькая судьба изгоя. И великий князь позаботился о сыне и внуках. В 1192 г., за два года до смерти, благословил его на Крещение народа земли Муромской, входившей ранее в Черниговское княжество. Конечно, обойденному судьбой младшему сыну князя Киевского Муром во сне снился. Уж если князем быть не судьба, так христианским подвигом обрести место в жизни себе и сыновьям. А имя? Константин – имя, данное Ярославу при крещении.
Взято у http://basil-3.livejournal.com/2109.html
Хоть совсем не молись, но не жертвуй без меры, на дар ждут ответа.
Жрец-верховода АРО "Серебряный серп"

Яробор M
Совет Старейшин
Аватара
Яробор M
Совет Старейшин
Репутация: 3554
Сообщения: 14255
С нами: 5 лет 1 месяц
Откуда: Казахстан, Алматы
Сайт Facebook Skype ВКонтакте

#33 Яробор » 23 мая 2016, 14:11

ИНКВИЗИЦИЯ И РУСЬ
Христианство, каким бы оно ни было, католическим или почти православным, пролило немало крови и все это в угоду своему господу, который, по словам церковников, претендует на роль самого любящего и прощающего бога. А что же на самом деле?

А на самом деле мы все знаем о крестовых походах, о крещении Руси, ну и, конечно же, об инквизиции, которая не гнушалась жечь людей заживо.

Но, говоря об инквизиции, на ум приходят воспоминания, из школьного курса истории о средневековой инквизиции и ни слова не говорится о том, что и у нас на Руси инквизиция имела место. Так, в древней Руси ведовские процессы возникли уже в XI в., вскоре после утверждения христианства. Расследованием этих дел занимались церковные власти. В древнейшем юридическом памятнике — «Уставе князя Владимира о церковных судах» ведовство, чародейство и волхвование отнесено к числу дел, которые разбирала и судила православная церковь. В памятнике XII в. «Слово о злых дусех», составленном митрополитом Кириллом, также говорится о необходимости наказания ведьм и колдунов церковным судом.
По примеру своих католических соратников православная инквизиция разработала в XIII в. методы распознавания ведьм и чародеев огнем, холодной водой, путем взвешивания, протыкания бородавок и т. п. Вначале церковники считали колдунами или чародеями тех, кто не тонул в воде и оставался на ее поверхности. Но затем, убедившись, что большинство обвиняемых не умели плавать и быстро тонули, изменили тактику: виновными стали признавать тех, кто не мог держаться на воде. Для распознания истины широко применяли также, по примеру испанских инквизиторов, испытание холодной водой, которую капали на головы обвиняемых.

Поддерживая веру в дьявола и его могущество, представители православной церкви объявляли еретичеством всякое сомнение в реальности дьявола. Они преследовали не только лиц, обвиненных в сношениях с нечистой силой, но также и тех, кто высказывал сомнение в ее существовании, в существовании ведьм и чародеев, действовавших при помощи дьявольской силы.

Особым зверством отличился новгородский архиерей Лука Жидята, живший в XI в. Как отмечает летописец «сей мучитель резал головы и бороды, выжигал глаза, урезал язык, иных распинал и подвергал мучениям» Так же сурово Лука расправлялся и с принадлежавшими ему крестьянами. Холопу Дудику, не угодившему чем-то своему феодалу, по приказанию Луки Жидяты отрезали нос и обе руки.
В летописи за 1227г говорится о казни четырех волхвов, которых сначала доставили на двор архиепископа, а затем предали огню.
Около того же времени в Смоленске духовенство требовало казнить монаха Авраамия, обвиняя его в ереси и чтении запретных книг – предложенные виды казни – пригвоздить к стене и поджечь или утопить.

В 1284 г. в русской «Кормчей книге» (сборнике церковных и светских законов) появляется мрачный закон: «Если кто будет еретическое писание у себя держать, и волхованию его веровать, со всеми еретиками да будет проклят, а книги те на голове его сжечь». Видимо, следуя, данному закону, в 1490 году новгородский архиепископ Геннадий велел сжечь на головах осужденных-еретиков берестяные грамоты. Двое наказанных сошли с ума и умерли, архиепископ Геннадий же причислен к лику святых.

В 1411г. киевский митрополит Фотий разработал систему мероприятий борьбы с ведьмами. В своем послании духовенству он предлагал отлучить от церкви всех, кто будет прибегать к помощи ведьм и чародеев. В том же году по наущению духовенства в Пскове сожгли 12 колдуний за якобы насланный на город мор.

В 1444 г. по обвинению в чародействе в Можайске всенародно был сожжен боярин Андрей Дмитрович с женой.

В XVI в. преследование волхвов и колдуний усилилось. Стоглавый собор 1551 г. принял против них ряд суровых постановлений. Наряду с запрещением держать у себя и читать «богомерзкие еретические книги», собор осудил волхвов, чародеев и кудесников, которые, как отметили отцы собора, «мир прельщают и от бога отлучают».
В «Повести о волхвовании», появившейся под влиянием церковной агитации против ведьм и чародеев, их предлагалось «огнем жечи». Наряду с этим церковь воспитывала народ в духе непримиримой вражды к медицине. Проповедуя, что болезни посылаются богом за грехи людей, церковь требовала, чтобы народ искал исцеления в молитвах, испрашивая «божьей милости» в «чудотворных» местах. На знахарей, лечивших народными средствами, церковь смотрела как на посредников дьявола, пособников сатаны. Этот взгляд нашел отражение в памятнике XVI в. — «Домострое». По «Домострою», грешники, оставившие бога и призывавшие к себе чародеев, кудесников и волхвов, уготовляют себя дьяволу и будут мучиться вечно.

Обобщив весь накопившийся опыт по борьбе с ведовством и чародейством, правительство по настоянию духовенства издало в 1653 г. специальный указ, повелевавший никаких богомерзких дел не совершать, не держать отреченных, гадательных и еретических книг, не ходить к ворожеям и ведунам. Виновных лиц велено как врагов божьих жечь в срубах. Это не было одной угрозой. Так, Г. К. Котошихин рассказывает, что за «волховство, за чернокнижество мужиков жгли живыми, а женщинам за чародейство отсекали головы».

Ведовские процессы часто очень разрастались, чему способствовала применявшаяся тогда практика сыска вины пытками и казнями. Светские и духовные власти не стремились установить истину. Они заранее осуждали привлеченных по этим «винам» людей, признания нужны были им для оправдания суровых наказаний.
В 1630 г. по делу одной «бабы-ворожейки» было привлечено 36 человек; по делу Тимошки Афанасьева, возникшему в 1647 г., судили 47 «виновных». В 1648 г. вместе с Первушкой Петровым, обвиненным в чародействе, «пытали» истину у 98 человек.
За Аленкой Дарьицей, привлеченной к суду в 1648 г. за тот же грех, последовали 142 жертвы. С Анюткой Ивановой (1649 г.) судили за чародейство 402, а по процессу Умая Шамардина (1664 г.) -1452 человека.

Ведовские процессы продолжались и при Петре I, причем для борьбы с колдовством привлекался весь административно-полицейский аппарат феодально-крепостнического государства.
В 1699 г. в Преображенском приказе велось следствие по обвинению в колдовстве аптекарского ученика Маркова. Здесь же пытали крестьянина Бложонка за его сношение с нечистой силой.
В 1714 г. в городе Лубны (Украина) собирались сжечь за чародейство одну женщину. Об этом узнал В. Н. Татищев, находившийся в этом городе проездом из Германии, автор «Истории российской». Он критиковал реакционную роль церкви и стремился освободить «вольные науки» от религиозной опеки. Поговорив с обвиняемой, Татищев убедился в ее невиновности и добился отмены приговора. Женщину все же отправили на «смирение» в монастырь.
Активную роль служителей культа в организации и ведении ведовских процессов отмечает и царский указ 25 мая 1731 г. По этому указу епархиальные архиереи должны были наблюдать, чтобы борьба с чародейством велась без всякого снисхождения. Указ напоминал, что за волшебство назначается смертная казнь сожжением. Сожжению подвергали и тех, кто, не «боясь гнева божьего», прибегал к колдунам и «знахарям» за помощью. Перед сожжением их еще били кнутом.

Последнее известное сожжение произошло в 70-е гг. XVIII в. на Камчатке, где в деревянном срубе сожгли колдунью-камчадалку. Руководил казнью капитан Тенгинской крепости Шмалев.
Источники:

1) Е. Ф. Грекулов «Православная инквизиция в России»

2) Статья Е.Шацкого «Русская православная церковь и сожжения»

3) Статья « История греха. Православная инквизиция на Руси»
Хоть совсем не молись, но не жертвуй без меры, на дар ждут ответа.
Жрец-верховода АРО "Серебряный серп"


Вернуться в «Постоялый двор»

Кто сейчас на форуме (по активности за 5 минут)

Сейчас этот раздел просматривают: 1 гость